Анатолий Осипов (anatolij_921) wrote,
Анатолий Осипов
anatolij_921

Categories:

Договор года: что Китай дал России и почему это сенсация для Европы

11 июня 2019, 18:31


ПМЭФ в этом году поставил рекорд по посещаемости — на форум прибыли 19 тысяч участников из 145 стран мира. Но мировые СМИ следили в основном за лидером КНР Си Цзиньпином. Сближение России и Китая стало чуть ли не темой номер один в западной прессе. Договоренности по итогам ПМЭФ впечатлили и экспертов. Дмитрий Лекух — о том, как Россия договорилась с Китаем о том, о чем не смогла договориться с Европой.

Кажется, продуманная и выстроенная повестка Петербургского международного экономического форума все-таки была несколько скомкана. И виной тут вовсе не демарш "официальной" Америки, запоздало обидевшейся на арест своего гражданина Майкла Калви. И даже не дело журналиста "Медузы" Ивана Голунова.

Выстроенную повестку слегка заслонили два события, в нее изначально включенные. Во-первых, программное выступление на ПМЭФ президента Владимира Путина, которое эксперты сравнивают с его же "мюнхенской речью". Российский лидер на петербургской площадке констатировал необратимые изменения в глобальной архитектуре.

Второе "событие" вокруг форума стало не менее громким в том числе и для мировых СМИ, посвятивших ему минимум день своих дорогущих эфиров. Это были начавшиеся в Москве, непосредственно перед форумом, и продолжившиеся уже в Санкт-Петербурге переговоры все того же Владимира Путина и китайского лидера Си Цзиньпина, по итогам которых были объявлены две совместные декларации, охватывающие проблемы от Тегерана и Венесуэлы до денуклеаризации Корейского полуострова и осуждения политического диктата и валютного шантажа в торговле. Стороны объявляли фактически о единстве позиций по всем этим, мягко говоря, острым вопросам.

Но даже не это главное, на что отчего-то не сильно обратили внимание наблюдатели. Едва ли не в первый раз за несколько последних десятилетий гигантский Китай, в лице товарища Си, приехал не торговаться и покупать, а именно договариваться с равным по значению партнером. В том числе и в области экономики, хотя объемы наших экономик даже как-то неловко сравнивать: КНР в отличие, к сожалению, от нас все-таки реальный экономический гигант.

Но, как выяснилось, дело тут не в деньгах, точнее, не только в деньгах. А в том, кто из высоких договаривающихся сторон кому больше нужен.

И это вполне нормально. Ненормален скорее развившийся после Второй мировой войны экономический и финансовый детерменизм, когда деньги стали считаться универсальным и едва ли не единственным измерителем всего. И именно это, к сожалению, и стало причиной такого скучного и банального конца все более очевидно проваливающейся "эпохи глобализации". Как выяснилось, в этом мире достаточный вес имеют и иные силы — от системы "ценностей", как этических, так и религиозных, до сильного государства, обладающего армией и банальным ядерным оружием.

Определяющее значение экономики при этом никуда не пропадает, просто ее законы и, казалось бы, незыблемые "неписанные правила" начинают строиться на совершенно иных принципах. Простейший пример: российские "НОВАТЭК" и "Газпромбанк" подписали юридически обязывающие базовые условия соглашения с китайской нефтехимической компанией Sinopec, которое через механизмы "совместного предприятия", по словам главы "НОВАТЭК" Леонида Михельсона, "не только позволяет гарантировать сбыт производимого СПГ, но и открывает возможности инвестирования в развитие сегмента конечного потребления на одном из крупнейших и быстрорастущем рынке газа и СПГ в мире".

По-русски говоря, китайцы запустили российский бизнес по всей цепочке — от добычи и сжижения природного газа до реализации СПГ потребителям. По сути, дали возможность сделать то, что в свое время "Газпрому" не дали сделать в Европейском Союзе, хотя российский газовый гигант пытался договориться об этом с европейцами буквально в течение всех последних десятилетий — выйти по цепочке на конечного потребителя продукции. Европа сочла это банально небезопасным, и некая сермяжная правда в этом ее решении была: "энергетическая безопасность" — один из самых серьезных рычагов не только экономического, но и политического давления. Китайцы же российских газовщиков на свои внутренние рынки и в свои газораспределительные сети теперь, по факту, допускают. А это — совсем иной уровень доверия и партнерства в экономике, можно сказать, принципиально иной. С Европой, несмотря на гигантские торговые обороты и многолетние устойчивые деловые связи, такого уровня доверия у нас нет.

Вопрос тут только в одном: зачем все это нужно самим китайцам? Они все-таки не романтики, а холодные и трезвые прагматики. А все просто. Не столь давно, буквально в апреле, было объявлено, что товарищ Си обратился к своему "другу" Владимиру Путину с просьбой увеличить проектируемый объем поставок по "Силе Сибири" еще на шесть миллиардов кубических метров в придачу к существующим, то есть с 38 до 44 млрд кубов. А если к этому добавить еще и два новеньких энергоблока от "Росатома", которые, это тоже уже решено, будут в самом скором времени строиться на древней китайской земле…

Как отказать в такой мелочи другу и товарищу? И это уже не вопрос только чистой экономики, это вопрос по ведомству такого сейчас подзабытого термина, как "добрососедство". И китайцы как раз достаточно прагматичные "соседи", чтобы не понимать, что такие отношения необходимо ценить и таким соседям демонстративно, как минимум, доверять. В том числе и в таких вопросах, как совместное извлечение прибыли из газораспределительных сетей.

Еще один очень серьезный пример изменения самого формата российско-китайских отношений — это сделка между МТС, крупнейшим российским телекоммуникационным оператором и провайдером цифровых услуг, и ведущим мировым поставщиком ИКТ-решений китайской Huawei. Они подписали соглашение о развитии технологий 5G и пилотных запусках в России сетей связи пятого поколения в 2019-2020 годах. Это не только, как пишется в пресс-релизах, "внедрение технологий и решений 5G и IoT" на действующей инфраструктуре МТС. Но еще и развитие коммерческой сети LTE оператора до уровня 5G-ready, запуск тестовых зон и пилотных сетей 5G в том числе и на инфраструктурных объектах. То есть ключевая составляющая для коммуникационной части той самой "цифровой экономики": Huawei (считай – КНР) тут продвинулся по практическим технологиям куда дальше других, за что его, собственно говоря, и бьют.

И прямо сейчас же идет самое, пожалуй, главное с точки зрения экономики обеих стран: сопряжение проектов ЕАЭС и "Пояса шелкового пути". О чем, кстати, Путин и Си Цзиньпин тоже публично говорили, каждый раз подчеркивая слово "сопряжение". России, судя по всему, предстоит стать страной-оператором и координатором изрядной части китайского транзита. И Китай, это очень похоже, в этом смысле свой экзистенциальный выбор все-таки сделал, очевидно, в пользу России. Людей понять можно: при дальнейшем обострении обстановки путь в Европу из Китая через Россию для китайских товаров, возможно, и не самый дешевый, но самый быстрый и самый безопасный.

Станет ли от этого наше партнерство с Китаем легким, а отношения безоблачными? Да нет, конечно. Как Китай для нас, так и мы для Китая слишком тяжелый переговорщик, к тому же обремененный множеством своих собственных проблем. Из самых крупных у нас — Украина, у них — Тайвань.

Но перевод отношений между странами на новый уровень был продемонстрирован Си Цзиньпином с такой потрясающей легкостью, что этому остается только совершенно искренне аплодировать. Но и внимательно следить за динамикой происходящего. Потому как прямо сейчас это выглядит как-то уж слишком подозрительно хорошо.

Дмитрий Лекух

Tags: Геополитика, Есть о чём подумать..., Китай, Новости, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment