November 1st, 2016

Улыбайтесь, господа;)

Как вам такое общество без насилия?

– Я с предложением.
– Тогда зачем ты приперся к Желтому Влиму? Тебе же прямая дорога к Тэре.
– К Тэре?
– Ну да, к Пламенной. Именно она занимается Потерей и всем связанным с ней.
Отто шумно выдохнул. Интересно, женщина занимается войной…
– А где здесь ближайшее «окно»?
– Вон там, – кивнул тип, возвращаясь в спокойно-равнодушное состояние…
Тэра оказалась танцовщицей. Невероятно красивой, жутко талантливой и страшно популярной. В ее танце присутствовали страсть, напор, воля, и вообще она была настоящей колдуньей, жрицей, магиней. Майор сделал такой вывод, посмотрев в Сети несколько великолепных роликов с ее танцами. И еще Тэра была членом высшего совета Симпоисы, к тому же одной из шестерых имеющих наивысший рейтинг результативности. Так, во всяком случае, было заявлено на ее личной странице. Но какое она могла иметь отношение к подготовке войны, майор, как ни старался, понять не смог. Однако делать было нечего. Если он хотел предложить свои услуги по исправлению того, что киольцы называли Потерей, надо было идти к ней. По крайней мере вначале. Ибо Отто решил, что зря так потешался над безалаберностью Симпоисы и что реальные руководители планируемого вторжения скрываются в глубокой тайне, а эта танцовщица – просто прикрытие.
Тэра, известная всей Киоле как Пламенная, в данный момент обнаружилась в полусотне суэлей от Иневеры, в огромном амфитеатре, где, как Отто выяснил все там же, в «окне», устраивались грандиозные общепланетные празднества и где Тэра блистала не раз.
Амфитеатр был забит народом – когда майор выбрался из «ковша», он тут же оказался в огромной толчее. Отыскать Тэру не предвиделось возможности, но он все-таки попытался.
Через полчаса, посетив все значимые на его взгляд места комплекса, Отто не выдержал и, поймав за руку пробегавшего мимо атлетически сложенного парня с внешностью истинного арийца, спросил:
– А где мне найти Пламенную?
– У тебя к ней дело? Должен предупредить, она сейчас занимается только Потерей.
– Да-да, я как раз по этому поводу, – раздраженно бросил Отто. Его уже начал утомлять этот общепланетный бардак, где все всё знают, но никто ничего – до конца, и где не разберешь, кто за что отвечает. То ли дело старый добрый немецкий орднунг!
– Тогда иди за мной, – гордо произнес картинный ариец и устремился вперед легкой трусцой.
Тэра нашлась в одном из тренировочных залов, где она наблюдала за очень красивыми и чрезвычайно сложными пируэтами шести пар, каждая из которых так и просилась на плакаты, выпускаемые на кафедре доктора Гюнтера[23] в качестве наглядных пособий того, как должны выглядеть настоящие арийцы.
– Тэра, он ищет тебя в связи с Потерей, – громко сообщил молодой атлет, когда пары остановились и подошли к Пламенной. Та оглянулась и, широко улыбнувшись майору, приблизилась к нему:
– Слушаю тебя.
– Я бы хотел записаться в десантники, – скромно произнес Отто. После всего увиденного он решил действовать именно так, потихоньку: влиться в ряды, осмотреться, а уж потом и разработать стратегию, как показать себя и максимально быстро продвинуться на самый верх. Но реакция Пламенной его озадачила.
– Куда? – недоуменно спросила она.
– Ну-у… – смешался майор, гадая, что он сказал не так, – я хочу попасть в число тех, кто полетит… кто будет возвращать Олу.
Тэра удивленно воззрилась на него. Зато подал голос один из танцовщиков.
– Ты хочешь стать Избранным? – недоверчиво и даже где-то сердито прищурился он. – А ты прошел творческий конкурс?
На этот раз изумился Отто:
– Чего?
Все присутствующие озадаченно переглянулись. А затем девушка, партнерша сердитого танцовщика, сурово спросила:
– К какому сообществу ты принадлежишь?
– Подождите! – Тэра вскинула руку, стремительно ощупывая взглядом фигуру майора. – У тебя есть личный терминал?
– Что? – не понял Отто.
Все снова переглянулись.
– Он отстранился, Пламенная, – облегченно произнес парень с внешностью арийца, который привел его сюда. – И вероятно, мечтает умереть на Оле.
– Еще один, – ворчливо пробурчал все тот же танцовщик. Но Тэра опять вскинула руку.
– Присядь, – ласково, будто к ребенку или больному, обратилась она к майору. – Пойми, мы не собираемся лететь на Олу умирать. Мы полетим туда, чтобы вступить в контакт с теми людьми, чтобы убедить их в том, что они не правы, чтобы показать им красоту творчества, силу любви и выразить наше преклонение перед разумом, познающим Вселенную.
– Чего? – обалдело переспросил майор.
Пламенная вздохнула:
– Поверь мне. Какой бы тяжелой ни казалась тебе сейчас твоя потеря – все пройдет. Будет новая любовь, появятся другие планы и проекты. А Ола… она уже видела множество смертей, и ей не нужна твоя. Она и так стонет от боли и плачет по ушедшим.
Отто сглотнул. Сумасшедший дом какой-то… Он пришел записываться в десант на планету, занятую жестоким и безжалостным врагом, а здесь…
– Погодите, – помотал головой майор, – давайте-ка уточним. Вы собираетесь на Олу, так?
Все в очередной раз переглянулись. Потом кто-то осторожно, будто переняв манеру Тэры в разговоре с ним, ответил:
– Так.
– То есть я здесь наблюдаю подготовку к высадке? – задал следующий вопрос майор, прекрасно понимая, что выглядит идиотом.
– Да, конечно.
– То есть вы собираетесь лететь на Олу, чтобы… чтобы… плясать? – едва выдавил из себя Отто.
– Как ты называешь благородное искусство танца, незнакомец?! – вспыхнул давешний танцор.
– И мы собираемся не только танцевать, – поддержала его партнерша. – Среди нас люди из множества сообществ. Самые умные и талантливые из них. Мы готовим нечто невероятное! Все, кто увидит нашу постановку, сразу поймут, к какой древней и развитой культуре мы принадлежим, сколь много тысячелетий насчитывает наша история и как правы были наши предки, когда после многих веков развития отказались от насилия! Ибо оно отвратительно по самой своей сути…
Тут Отто не выдержал и расхохотался. Они… эти… о майн Гот! Эти придурки собирались десантироваться на планету, напрочь разрушенную и удерживаемую ныне азиатско-коммунистическо-еврейскими ордами, наперевес с… кабарэ! Причем усиленным оперой и картинной галереей! Ну или что еще тут у них имеется…
Когда он смог немного успокоиться и вновь сосредоточиться на собеседниках, его встретили каменно-враждебные лица. За исключением одного – прекрасная Тэра смотрела на него с жалостью. И вот эта жалость майора Скорцени просто взбесила.
– Значит, вы считаете, что тех, кто находится на планете, можно остановить… – он искривил губы в презрительной усмешке, – танцем?
Лица киольцев побелели, но Отто сильнее ранило сохранившееся на лице Пламенной выражение жалости, поэтому он еще более издевательски усмехнулся и предложил:
– Что ж, давайте проведем эксперимент. Я сейчас отойду вон туда, ко входу, а затем подойду и отберу у вас Пламенную, а вы попытайтесь меня остановить. Танцем или чем пожелаете – все равно. – После чего, развернувшись, решительным шагом двинулся ко входу в зал.
Несколько мгновений за его спиной царила тишина, затем раздались хлопки ладонями в той манере, в какой обычно хлопают, чтобы привлечь внимание и заставить сосредоточиться.
– Так, все по местам, танцуем «Вспышки»! И помните, на этот раз мы не просто репетируем. Мы сражаемся. Сражаемся за человека. Мы должны вырвать его из тенет печали и горя, он должен хоть на несколько мгновений позабыть о своей потере и снова почувствовать, каково это – жить полной мерой.
– Но, Пламенная, – послышался возмущенный голос давешнего танцора, – почему мы должны…
– Искель, – мягко остановил его голос Тэры, – пойми, он болен. Болен своей потерей. Именно поэтому он отстранился. Так что не суди его строго. И подумай вот еще о чем – как мы можем надеяться, что достучимся до исковерканных душ тех, кто встретит нас на Оле, если окажемся не способны достучаться хотя бы до одной всего лишь больной души здесь, у себя дома?
Майор остановился у входа и хмыкнул. Ну, насчет того, у кого из них больные мозги, он бы еще поспорил, но Пламенная – молодец. И возмущение пресекла практически мгновенно, и мотивацию быстро обозначила, да такую, что теперь эти ребята будут из кожи вон выпрыгивать, лишь бы сделать все получше, – и все это без продавливания своим авторитетом типа «Я что сказала!» или там «Если я через три секунды не услышу, как ты поскакал делать, что тебе сказали, то…». Нет, теперь Отто верил, что ее наивысший рейтинг результативности вполне заслужен.
– Ну что, готовы? – весело выкрикнул он, поворачиваясь.
И в ответ множество глоток тихо выдохнули:
– Да…
Майор медленно закончил свой разворот… и тут грянула музыка. Вернее, на Отто обрушился водопад звуков. И света. Разноцветного света. Он замер, оглушенный – не громкостью или режущей ухо какофонией, а невообразимой красотой и гармоничностью разворачивающегося перед ним действа. Они… Да, они сделали это. Майор стоял, завороженно уставившись на прекрасный и пронзительно-нежный, пропитанный любовью и лаской… вот черт, танцем это тоже назвать было нельзя. Это было нечто совсем другое, следующий уровень, воздействующий на все органы чувств, которые есть у человека. И, похоже, еще на парочку иных, о которых человек до сего момента не подозревал… Отто понял, что по его щекам потекли слезы. И он этого не стеснялся, потому что знал: так на его месте отреагировал бы любой. Даже такой мясник, как обергруппенфюрер СС Бен-Залевски. Не говоря уж об остальных его соратниках по борьбе. Они бы, несомненно, точно так же стояли бы и зачарованно пялились… до тех пор пока не поступила бы команда. Так что спустя минуту майор встряхнулся, усмехнулся и двинулся вперед.
Они старались. Очень старались. Пара, возглавляемая тем сердитым танцором, в конце концов даже попыталась преградить ему дорогу, не останавливая танца. Но Отто просто поймал плясуна за руку, перехватил его на болевой и отшвырнул под ноги еще одной паре. Рисунок танца тут же нарушился, и все растерянно остановились.
– Что… – изумленно произнесла Пламенная. – Что ты сделал?
– Освободил себе дорогу, – зло бросил майор.
– А-а-а-а! – заорал здоровяк с арийской внешностью, который привел его сюда, и бросился на Отто, выпучив глаза и бестолково вытянув руки.
Отто чуть развернулся и спокойно впечатал правый кулак в его солнечное сплетение.
– Ы-ый, – прохрипел здоровяк, заваливаясь на бок.
А майор повернулся к Тэре и, широко осклабившись, спросил:
– Ну что, сама пойдешь или нести? И кстати, ты никому не обещала сегодняшнюю ночь, Пламенная?
В тренировочном зале установилась гулкая тишина. Все испуганно смотрели на Отто, а он наслаждался таким вниманием.
– Ты болен, – тихо произнесла Тэра. – Ты тяжело болен. По-видимому, твоя потеря оказалась для тебя очень значительной. Так бывает… Но мы поможем тебе. – С этими словами она протянула к нему руку с массивным браслетом и как-то по-особому зашевелила пальцами. В следующее мгновение Отто почувствовал, как его мышцы охватывает оцепенение сродни тому, что было в доме у Алого Беноля, когда они затеяли драку. Правда, без звона в ушах. Однако все равно удержаться на ногах у него не получилось, и майор мягко осел на пол.
– Глупцы… – просипел он немеющими губами. – А что вы будете делать, когда встретите на Оле тысячи еще более больных, чем я?..
Вот так он и попал в эту камеру.

Отто с хрустом потянулся – и сразу со всех сторон послышались звуки нежной, успокаивающей мелодии. Майор поморщился и прикрыл глаза. Заткнуть уши было нечем, а то бы он непременно сделал это. Начинается… Теперь несколько часов ему будут промывать мозги, транслируя то всякие абстрактные, красочные и действующие успокаивающе переходы света под столь же нудные мелодии, то, наоборот, вполне себе реальные картинки безмятежной природы – леса, луга, море, пальмы и так далее. Или смеющихся людей. Из тех, чьи портреты он уже видел, подавляющее большинство физически полностью соответствовали самым строгим арийским расовым требованиям, но почти стопроцентно являлись слюнявыми благодушными идиотами, не имеющими никакого отношения к арийцам. И это просто бесило.

Зы. Как вам такое общество без насилия? И смогут ли немец, русский, американский еврей и японец помочь вернуть киольцам их захваченную, 140 лет назад, прародину?

А другой видит звёзды...

О работе

Снова 5 уроков, что для вторника совсем не характерно.
Конечно, радует повышенный интерес к шахматам.
Разве может не радовать, когда каждый день, кроме 2-3х занятий в студиях, есть желающие на 2-5 занятий индивидуальных, домашних.
Это очень вдохновляет. Разумеется.
Плюс, когда ребята занимаются с удовольствием ты не думаешь (или думаешь очень мало) о проблемах мирового и локального масштаба.
От этого настроение лучше. Планы интереснее. И мысли радостнее.

Думаешь о том, где и что можно улучшить, доработать.
Что и где добавить или развить.
Что изменить и вообще...
Думаешь проактивно, действуешь продуктивно.

Как это может не нравится? И как от этого не любить свою работу?)



Зы. Только на блоги и группы, времени совсем, совсем мало.
Поэтому, прошу понять и простить. По мере возможности буду писать, читать и заходить;)
А другой видит звёзды...

Фраза дня

Чтение хороших книг — это разговор с самыми лучшими людьми прошедших времен, и притом такой разговор, когда они сообщают нам лучшие свои мысли. Рене Декарт